Разлука без печали.
Как на карте Европы появилось независимое финское государство

Пертти Лунтинен (Финляндия)

"Нападение" (царский орел нападает на законы Финляндии) Картина Э. Исто)В средние века финноязычное население, жившее между Балтийским морем и Онежским озером, находилось в зависимости от Новгорода, позднее от Московского государства, а затем от Шведского королевства. Финны восприняли западную культуру и шведские социальные устои, а верхушка общества стала говорить по-шведски. Граница шведской и русской сфер влияния многократно менялась в течение веков, пока инициатива однозначно не перешла к российской стороне, В 1710 и 1743 годах Швеция потеряла юго-восточную часть Финляндии, а в 1808-1809 годах — и остальную финскую территорию. Александр I не препятствовал сохранению прежних шведских традиций и ввел самоуправление для финнов, которые распоряжались собственными средствами независимо от петербургских министерств. В дополнение к своим Исчисленным титулам император принял титул великого князя Финляндского.

Несмотря на бедность, голодные годы и эпидемии, миллионное население страны в 1870-х годах возросло до 2 млн. человек, а к 1912 году - до 3 млн. Культурное влияние исходило не только из Санкт-Петербурга и Стокгольма, но и из Германии (наука и образование), Франции (искусство и литература) и Англии (торговля и либеральные идеи). Благодаря романтическим идеям с 1840-х годов сформировалось национальное самосознание финнов. В годы Великих реформ начались политические дискуссии, а с 1863 года стал созываться Сейм, Сходные процессы национального развития происходили и в других странах Восточной Европы. Большим преимуществом Финляндии был ее автономный статус, который предусматривал, в частности, национальные военные формирования. В 1878 году 6ыла создана финская армия из девяти батальонов. Контраст между мятежной Польшей и благополучной Финляндией поражал воображение, и русские генерал-губернаторы поддерживали финноязычное национальное движение, что6ы ограничить шведское влияние, ориентированное на Запад. Поставки леса на российский и западный рынки способствовали экономическому росту, индустриализации, социальному расслоению. Хотя Финляндия развивалась отнюдь не без проблем, она считалась процветающим, культурным и весьма благоприятным в политическом отношении уголком Российской империи. Финская политическая система 6ыла основана на шведской конституции времен короля

Густава III (1772—1789). Финны полагали, что их страна является автономным национальным государством в унии с Россией. Они были удовлетворены своим положением, и все российские императоры XIX века - от Александра I до Александра III -доверяли их непоколебимой лояльности. Русское присутствие было представлено в основном гарнизонами в приграничных районах.

Русско-финский конфликт

К концу прошлого столетия всякие привилегии и права подданных все чаще стали считаться несовместимыми с могуществом и честью империи и ее крупнейшего народа. Начавшись с восстания в Польше в 1863 году, процесс свертывания местного самоуправления в 1880-х годах достиг Балтийских провинций и Кавказа. К концу века настала очередь Финляндии.

Н. И. БобриковНепосредственной причиной конфликта послужили финские военные формирования, которые не вписывались в систему организации вооруженных сил империи. Генерал Бобриков, начальник штаба Петербургского военного округа, в 1898 году был назначен генерал-губернатором Финляндии, получив задание распустить сепаратистские силы. Законодательная власть по вопросам общегосударственного значения в 1899 году была передана от финского четырехсословного сейма в Петербург. Финны сочли это государственным переворотом, а последующие полицейские меры по умиротворению их страны — политическим насилием. Кое-кто из радикально настроенных финнов считал, что поскольку император нарушил конституцию, то Финляндия и Россия находятся в состоянии войны: в 1904—1905 годах эти люди сочувствовали российским эсерам и японцам. Бобриков и еще несколько человек были убиты, через границу стало поступать оружие и запрещенная революционная литература.

Революция 1905 года заставила царизм отступить и склониться к реформам. Финны внесли свой вклад в беспорядки всеобщей забастовкой. В результате бобриковская политика ассимиляции была приостановлена, его соратники отстранены и конституционное управление восстановлено. Рабочее движение удалось умиротворить введением всеобщего равного избирательного права и созывом однопалатного парламента вместо четырехсословного сейма.

Шовинисты в Петербурге уже не надеялись, что финны когда-либо осознают выгоду добровольной ассимиляции в Российской империи. Весьма реальной была опасность укрывательства от охранки революционеров под защитой финской автономии и ненадежных финских властей. У русских военных была еще свежа в памяти всеобщая забастовка, которая перерезала им коммуникации и не дала возможности вмешаться.

П. А. СтолыпинКак только Столыпин привел в относительный порядок российские дела, он занялся Финляндией. В органах власти заняли места или русские, или обрусевшие финны, активно сотрудничавшие с царским правительством. В 1910 году вопросы общегосударственного значения вновь перешли от финского парламента в ведение российских органов власти — Думы и Совета министров. Вместо несения военной службы финнов заставили платить особый налог, ибо доверить им оружие было невозможно. Кроме того, правительство провело через Думу закон о равных гражданских правах русских в Финляндии. Протестовавшие отправлялись на каторгу или в ссылку, а финская пресса подверглась цензуре.

Так начался второй период репрессий в Финляндии. Финны не могли и не хотели смотреть на вещи с имперской точки зрения, а генерал-губернатора Сейна, давнишнего приспешника Бобрикова, презирали даже больше, чем его предшественников. В 1912 году Паасикиви и Свинхувуд, молодые политики и будущие президенты Финляндской республики, в частной беседе пришли к выводу, что «так дальше продолжаться не может: мы должны отделиться от России». Однако сильный российский гарнизон в стране не оставлял возможностей для достижения поставленной цели.

Две волны насильственной ассимиляции со стороны российского правительства и стали причиной отчуждения финнов от России, причем партийная принадлежность при этом не играла никакой роли. Их отношение к русским многие десятилетия характеризовалось антипатией, иногда окрашенной в расистские тона.

Социальные проблемы сохранились и обострились, что и объясняет результаты очередных выборов. В 1907 году финская социал-демократическая партия завоевала в парламенте 80 мест из 200, а в 1916 году достигла большинства при 103 депутатских мандатах. В 1906 году финские социалисты, с учетом автономии Финляндии, отклонили предложение вступить в Российскую социал-демократическую партию; стоя на платформе финской конституции, они имели возможность для энергичной деятельности, которая была бы немыслимой, если бы они стали провоцировать правительство.

Согласно новому закону о воинской обязанности 1901 года, финская национальная гвардия была распущена. На картине - аллегорическая сцена прощания Финляндии со своей гвардией.Начало первой мировой войны было для Финляндии мирным — финнов не призывали в армию, а немцы в страну не вторгались. При этом финская экономика работала на оборону империи, что означало полную занятость и хорошие заработки. Однако кое-кто из молодых политиков считал, что победа России будет гибельной для Финляндии, а германская победа окажется для нее благотворной. В образованных кругах финского общества многие ориентировались на страны Антанты, но, конечно, не могли рассчитывать на поддержку Запада, так как Англия и Франция были союзницами России.

Действительно, в германском правительстве существовала идея подстрекательства национальных меньшинств России против центральной власти; их предполагалось поощрять к сепаратизму и впоследствии включить в сферу интересов Германии («жизненное пространство», как это позднее называлось). В 1915-1916 годах около двух тысяч финнов прошли военную подготовку в области разведки, саботажа и партизанских методов. Эта изменническая деятельность вызвала неодобрение у осторожных финских политиков, которые опасались русских репрессий. Однако имперское правительство сохраняло хладнокровие, не желая начинать преследований в трудные военные годы.

Вопрос о государственной власти в 1917 году

В марте 1917 года Финляндия как будто вернулась в добобриковские времена. Временное правительство восстановило все ее конституционные права, создало финский сенат (правительство) и созвало финский парламент. Однако тут же наметилась проблема: кто являлся теперь главой финского государства, когда великий князь Финляндский отрекся от престола, — будущее Всероссийское Учредительное собрание или собственный финский парламент? Финнов не удовлетворил конституционный статус-кво, поскольку они не доверяли никаким русским партиям и требовали по крайней мере международных гарантий своей автономии. Укрепилось меньшинство, выступавшее за полную независимость, оно установило контакты с политиками, за спиной которых стояли немцы. Социал-демократы были разочарованы мартовскими событиями и стали рассматривать российских либералов, а также эсеров и меньшевиков, поддерживавших Временное правительство, как «империалистов» и «эксплуататоров». Большинство финских политиков сохраняли осторожность, но не из чувства лояльности к империи, а потому что сознавали мощь России в целом и военного гарнизона в Финляндии в частности.

Этот гарнизон оставался для поддержания в стране порядка и предотвращения высадки немцев, которая ожидалась со дня на день. Временное правительство с готовностью признало конституционные права Финляндии, но никогда не потерпело бы развала империи.

В дни июльского кризиса в Петрограде финские социал-демократы и парламентские активисты проголосовали за то, чтобы суверенитет во внутренних делах принадлежал финскому парламенту, а вопросы внешней и военной политики оставались за Временным правительством. Как и предвидело осторожное меньшинство, Керенский ответил на вызов: поскольку для него такое решение парламента означало признание независимости Финляндии, он подумывал о военных мерах, но затем ограничился роспуском мятежного парламента. Осторожные политики повиновались, а когда социал-демократы попытались собраться, несмотря на приказ, русские солдаты не пустили их в зал заседаний. Это был последний случай, когда армия защищала имперские интересы в Финляндии. Вскоре революционная агитация проникла во все воинские части, окончательно расшатав там дисциплину и боевой дух.

Тем временем в смешанном русско-финском комитете продолжались переговоры, и по мере того как власть Керенского ослабевала, он вынужден был идти на уступки. К концу октября было решено, что финны наделяются суверенитетом во внутренних делах, который Временное правительство признает фактически, без каких-либо деклараций. Это был тот минимум, который мог бы устроить финнов, при этом многие российские руководители рассчитывали отобрать уступку назад, когда Россия вновь станет сильной.

На состоявшихся всеобщих выборах социал-демократы потеряли большинство, получив вместо 103 только 92 мандата; внутри других партий сторонники независимости усилились, хотя и не завоевали большинства. Поражение на выборах отняло у социалистов веру в мирный, парламентский путь развития.

После Октябрьской революции

Октябрь 1917 года вновь изменил ситуацию. Во-первых, соглашение, достигнутое правительствами, уже не имело силы. Во-вторых, финские революционеры воодушевились, и осторожные финские буржуа пришли к выводу, что во избежание революции они должны добиться независимости от России; в этих целях они сблизились с сепаратистами и активистами. Третье и наиболее важное заключалось в том, что с падением правительства Керенского Германия получила шанс достичь своих целей в войне на востоке. Вступив в переговоры с советским правительством, германские лидеры потребовали независимости для западных национальных меньшинств, которые могли быть включены в германскую сферу влияния. Финским активистам начали поставлять оружие, но германские вооруженные силы по-прежнему не могли попасть в Финляндию через бурные воды Балтийского моря.

В Финляндии революция вновь приняла вид всеобщей забастовки, и в большинстве промышленных городов власть захватили стачечные комитеты. Красные радикалы хотели узурпировать и государственную власть, но лидеры социал-демократов колебались и побаивались ответственности. Уличные преступники воспользовались ситуацией и укрепились за счет распустившихся солдат: произошло несколько убийств. Не имея вооруженных сил, власти были беспомощны, а буржуазия трусила и негодовала.

В этой неясной ситуации новый парламент, в котором большинство составляли 108 буржуазных депутатов, начал работу, решив взять в свои руки верховную власть в стране. Он подтвердил прежние решения о восьмичасовом рабочем дне и равных избирательных правах на выборах в местные органы власти, что позволило социал-демократам с видом победителей прекратить забастовку.

Новый сенат (правительство) был создан под руководством Свинхувуда, который включил в его состав только сторонников независимости. 4 декабря 1917 года сенат информировал Сейм, что собирается принять меры к достижению независимости Финляндии, и 6 декабря 100 членов парламента приняли эту программу, тогда как 88 социалистов потребовали переговоров с Советом Народных Комиссаров в тех же целях.

В качестве первого шага финны обратились к Германии за признанием своей независимости, но немцы все еще вели переговоры с советским правительством и посоветовали финнам вначале вступить в контакт с Лениным. Разумеется, Свинхувуду крайне не хотелось этого делать, но в конце концов он был вынужден предпринять этот шаг, поскольку никакая страна не хотела признавать односторонней декларации независимости.

Тем временем финские социалисты посетили Ленина. В беседе с ним они подчеркнули, что ситуация может вынудить социал-демократов прибегнуть к революционным методам, но весь финский народ, в том числе и пролетариат, стремится к национальной независимости и буржуазия не должна выглядеть ее единственной защитницей — это крайне важно для успеха будущей революции. Промедление с революцией не могло обрадовать ни Ленина, ни Сталина, который посетил собрание финских единомышленников и потребовал от них удвоить усилия. Троцкий высказался в том смысле, что история никогда не простит финнам измены революции, но согласился на их национальную независимость, поскольку она соответствовала его собственной программе в национальном вопросе.

Таким образом была подготовлена почва для Свинхувуда, который посетил Петроград и Смольный 31 декабря 1917 года и получил признание независимости Финляндии за подписью Ленина, Троцкого, Сталина и других народных комиссаров; при этом финское правительство де-факто признало большевистскую группировку законным правительством России.

Формальное признание было наконец получено от Германии, причем Франция опередила ее на несколько часов (французский консул в Хельсинки развил бурную деятельность, чтобы позлить немцев). Независимость Финляндии признали и скандинавские страны, прежде всего Швеция, которая всегда желала ее отделения от России, чтобы хоть немного отодвинуть от своих границ могучего соседа. Англия и США все еще не верили в окончательное крушение России и не хотели поддерживать политику, которая явно отвечала интересам Германии.

Освободительная война

Тем временем красные и активисты, они же белые, поспешно вооружались — момент для легкого захвата власти уж прошел. К своему ужасу большевики обнаружили, что финские социал-демократы даже теперь не готовы к революции; «они вообще не социалисты», — бушевал Ленин. Однако за счет привлечения новых радикалов красные смогли заручиться большинством. Ленин прислал им эшелон с оружием, и красногвардейцы были мобилизованы для охраны транспорта. Сенат преобразовал ополчение активистов и консерваторов в регулярную финскую армию. Ее главнокомандующим был назначен русский генерал финского происхождения Маннергейм, которому поручили восстановить порядок в стране.

В отсутствие организованных и общепризнанных сил правопорядка и в результате взаимных провокаций к концу января 1918 года вспыхнула гражданская война. Это была борьба за власть между красными революционерами и белой традиционной элитой, которую поддерживало большинство преимущественно сельского населения; в то же время борьба шла и между большевистским русским и милитаристским германским влиянием. Ленин хотел не только защитить свой режим от контрреволюции, но и распространить мировую революцию на север. Победа красных означала бы усиление русского влияния в Финляндии, но сознавала это только белая сторона. С другой стороны, белые не замечали германской цели поставить финскую экономику на службу себе, а не русским. Немцы хотели также иметь плацдарм для операций против англичан, которые высадились в Мурманске и пытались создать белое правительство в России и получить армию для войны с центральноевро-пейскими державами.

В начале апреля 1918 года финны-белогвардейцы сумели одержать решающую победу над красными финнами в Тампере, и тогда же германские экспедиционные силы вмешались в войну на юге Финляндии. В результате победы белых связи с Россией были, по сути, разорваны. Во время войны около 5000 человек было убито, 8000 человек казнено; позднее около 12 тысяч красных умерло от голода в концлагерях. Несколько сот русских было схвачено и также убито.

«Королевство Финляндия»

Независимая от России Финляндия укрепилась под влиянием Германии, чьи советники состояли при военном и морском штабах финнов. Германо-финляндский договор дал Германии многие экономические преимущества, а принц Фридрих Карл Гогенцоллерн был избран королем Финляндии. В связи с германским влиянием Франция фактически дезавуировала признание финляндской независимости. Германское присутствие было вполне приемлемо для финнов, которые не чувствовали себя в силах противостоять реваншизму будущей белой России. Активисты также надеялись на германскую поддержку в освобождении Русской, или Восточной, Карелии — «страны Калевалы», которую они считали финской и отторгнутой от Финляндии вследствие исторической несправедливости. Пока немцы ожидали большевистского контрудара против англичан на Севере, они не поощряли эти мечтания финнов. К концу лета 1918 года стало ясно, что коммунистическое правительство бессильно против интервентов на Севере, и немцы начали планировать операцию в Восточной Карелии, чтобы изгнать противника из Мурманска и создать там базу для подводной войны. Впоследствии они предполагали передать регион своему вассалу Финляндии, чтобы участвовать в его эксплуатации. Германское поражение в мировой войне поставило крест на этих грандиозных планах.

В ноябре 1918 года финны пришли к выводу, что в мировой войне они поддерживали не ту сторону, их враги и их друзья были разгромлены. Начался коренной пересмотр внешней политики. Монархисты-германофилы были отстранены, и к власти вернулись ориентировавшиеся на страны Антанты республиканцы. Социал-демократам было разрешено возобновить свою деятельность при умеренных лидерах, а радикалы бежали в Москву, где и основали Коммунистическую партию Финляндии.

В «санитарном кордоне»

Победоносный Запад не имел никаких причин игнорировать эту перемену политики. Союзники начали интервенцию в коммунистической России, и их планам вполне отвечала поддержка «санитарного кордона», образованного из молодых небольших государств Восточной Европы. Английский флот на Балтике базировался на Финском побережье для атаки на Кронштадт. С другой

стороны, финнам не удалось доказать обоснованность их притязаний на Восточную Карелию, а их добровольческий корпус был не в силах победить части Красной Армии. Генерал Юденич, начавший наступление из Эстонии на Петроград, рассчитывал на поддержку финнов, которая могла оказаться решающей в критической для красного правительства ситуации. Несмотря на рекомендации Маннергейма, финское правительство отказало белым, поскольку те не признали независимость новых государств. Вскоре и стремление Запада к интервенции значительно поостыло, когда выяснилось, что собственные солдаты весьма восприимчивы к революционному духу или, по крайней мере, устали от войны. К концу 1919 года стало ясно, что Финляндия реально отделилась от России, всякое внешнее вмешательство в ее дела прекратилось, коммунистическое движение истощилось, но и притязания финнов в отношении Восточной Карелии не имели теперь под собой почвы.

Старая восточная граница финских органов управления стала международной границей между Финляндской Республикой и Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой, позднее Советским Союзом... 

По материалам журнала "Родина", 1995

Обратно к Полезному Чтиву